Politics

Президент, который пески превратил в золото


Умер президент Объединённых Арабских Эмиратов шейх Халифа бин Зейд Аль Нахайян. Ему было 73 года. Его правление стало периодом расцвета Эмиратов, а его реформы заложили мощный фундамент для дальнейшего развития страны и превращения ее в один из деловых и финансовых центров мира.

В 2010 году Халифа был описан в телеграмме в Госдепартамент, подписанной тогдашним  послом США в Эмиратах Ричардом Дж. Олсоном как «отстраненный и нехаризматичный персонаж». Так американский дипломат охарактеризовал правителя, при котором пески, по которым с надменным видом перемещались всадники на верблюдах, – превратились в процветающую территорию.

А союз шести племен стал государством будущего, отправившим собственный зонд на Марс и ставшим влиятельнейшим региональным игроком, правитель которого может позволить себе проигнорировать настойчивые звонки президента США. И с 1966 года во всем этом принимал самое активное участие Халифа бин Зейд. А с 1971 года, когда он стал эмиром Абу-Даби, он этот процесс фактически и возглавил, постепенно внедрив в Эмиратах «модель ABS» (attraction, branding, state – привлекательность, бренд, развитие под руководством государства).

Взлет ОАЭ под его руководством стал неожиданностью для остального мира. Все всё видели и даже пробовали изучать «эмиратское чудо» – но слишком серьезно к нему не относились, полагая, что причиной всему доходы от нефти. Просто эмиратские шейхи не все тратят на себя и свои роскошные дворцы, а еще немного и на развитие собственной страны вкладывают – так виделся рецепт взлета ОАЭ.

Соответственно, особо не привлекала внимания и фигура Халифы бин Зейда. Возможно, у него и не было особой харизмы, но политической воли и стратегического мышления ему хватало с избытком. Пусть и начиналось все достаточно традиционно…

Детство, академия и не начавшаяся юность

Будущий правитель родился 7 сентября 1948 года в обычной семье. С той только поправкой, что это была семья обычного племенного вождя, в будущем – первого правителя Эмиратов шейха Зейда бин Султана Аль Нахайяна, выходца из влиятельного племени Бани Яс, которое на этих землях кочевало от начала времен.

Обычная школа и обычная для детей арабских элит Королевская военная академия в Сандхерсте. Британия, чьи позиции в регионе уже громко трещали, но еще сохранялись, всегда с трепетом относилась к тому, чтобы дать наследникам элит своих колоний и протекторатов правильное образование. Так с ними потом было удобнее работать.

В один из отпусков из академии, в 1964 году, молодого Халифу женили на красавице Шамсе бинт Сухейл Аль Мазруи. В лучших племенных традициях – не особо интересуясь мнением жениха и невесты на этот счет, договорившись о свадьбе еще тогда, когда жениху было семь лет, а невесте – всего два года. Вопреки ожиданиям брак оказался крепким. И Шамсе несколько дней назад проводила мужа на кладбище Аль-Батин, где он и был похоронен.

О детстве Халифы и годах его учебы в Сандхерсте известно не так уж и много. Уже тогда он нарабатывал образ неприметного юноши, старавшегося особо не выделяться – но подмечать и осмысливать все, что казалось ему интересным. А интересовало его многое: и наука государственного управления, и право, и вопросы военного строительства. Молодой ум впитывал все это как губка и старательно отбирал, что из увиденного им в Британии можно было бы применить на родине.

Он и не представлял, как скоро ему это понадобиться. В 1966 году его отец назначил Халифу бин Зейда своим представителем в Восточной провинции эмирата Абу-Даби. Почтительный сын экстерном сдал экзамены в Сандхерсте и срочно убыл к месту назначения. Так в возрасте 18 лет он получил площадку для проведения собственных реформ.

Начав при этом с проектов развития местного сельского хозяйства. Все пошло как нельзя более удачно. И правящая семья, и общественность одобрительно кивали головами: «Этот принц далеко пойдет, а идеи у него очень здравые». Причем тогда же проявилось еще одно качество Халифы бин Зейда – он предпочитал не принуждать, используя для этого административные рычаги, а убеждать, заинтересовывая людей материально.

А отец продолжал подкидывать ему все новые фронты работ…

Наследный принц

В феврале 1969 года состоялось очень важное для него событие – он был назначен наследным принцем Абу-Даби, а через несколько дней – главой министерства обороны этого эмирата. Уроки Сандхерста, британские инструктора и покупки американской военной техники помогли ему в короткий срок создать вполне приличные Силы обороны Абу-Даби, которые впоследствии стали ядром вооруженных сил ОАЭ.

Прошло всего два года – и шейх Халифа бин Зейд, оставаясь министром обороны, стал уже эмиром Абу-Даби и вдобавок к остальным своим обязанностям возглавил министерство финансов. В те годы во всех эмиратах начинался строительный бум. Строили много – от металлургических заводов до комбинатов строительных материалов с самой широкой номенклатурой производимых товаров – от алюминиевого профиля до керамики, стекла и асбестовых труб.

Иностранные инженеры активно участвовали в реализации этих проектов, но при этом презрительно фыркали: «Кому нужны унитазы и керамическая плитка в пустыне?». «Стройте – и те, кому надо, обязательно придут», – отвечали им правители эмиратов.

В 1976 году Халифа бин Зейд учредил Инвестиционное управление Абу-Даби, чтобы обеспечить стабильный источник дохода. Тогда же начала постепенно внедряться программа государственного пятилетнего планирования экономики, в которой указывались основные приоритеты развития промышленности и направления инвестирования средств.

А чтобы она работала, были приняты законы, согласно которым в любой компании, занимающейся добычей полезных ископаемых, правительству должно принадлежать минимум 60% акций. Доходы от ведущих отраслей начали или полностью поступать в государственную казну, или облагаться налогами, забирающими львиную долю прибыли. Активно создавались и совместные предприятия с ведущими компаниями мира. Абу-Даби и остальные эмираты начали стремительно богатеть, причем не только на нефти.

И почти в каждом пришедшем в бюджет долларе была часть усилий Халифы бин Зейда, который, будучи наследным принцем, фактически стал управляющим не только Абу-Даби, но и экономической стратегии остальных эмиратов. Он по-прежнему никого не заставлял и никому не грозил. Просто в какой-то момент правящая элита этого государства решила, что так будет лучше для всех.

Правитель

В ноябре 2004 ушел из жизни его отец, шейх Зайд бин Султан Аль Нахайян, и шейх Халифа бин Зейд коллегией выборщиков ОАЭ единогласно избирается президентом страны. Во время церемонии принятия присяги он произнес небольшую речь, в которой клялся продолжить дело своего отца и обеспечить процветание страны.

Ничего нового для этого придумывать ему не пришлось. Экономику Эмиратов он знал прекрасно, что называется – «до винтика». Из места, где нет дорог, где проблемы с водой и электричеством, из места, где из всей экономики было немножко рыболовства и немного добычи жемчуга Эмираты уверенно превращались в остров финансового и экономического благополучия.

Офис в Эмиратах стал признаком того, что ваша фирма действительно серьезная. На миллионах квадратных метров отстроенных офисных площадей плотно разместился международный бизнес. Сначала  из нефтегазового сектора, потом транспортного, строительного и страхового. А дальше уж пришла очередь филиалов крупных международных банков, всевозможных аудиторов, консультантов и посредников.

Халифе бин Зейду нужно было просто пристально следить за развитием ОАЭ и своевременно вносить коррективы в соответствии с международными вызовами, что он с блеском и делал. Когда разразился финансовый кризис 2007-2008 годов, он уговорил другие эмираты оказать значительную помощь Дубаю. Тем самым спас его от разорения, сохранил для ОАЭ международный финансовый центр и укрепил позиции родного ему Абу-Даби как политического ядра страны.

В 2009 году он вновь избирается президентом, вновь единогласно. Масштабные проекты, связанные с социальными услугами, улучшением качества образования и инфраструктуры, появлялись как грибы после дождя. Рос и международный авторитет Эмиратов, хотя Халифа бин Зейд не спешил использовать его для реализации особых интересов ОАЭ на международной арене. Единственным заметным шагом в этом направлении стала отправка ВВС Эмиратов для участия в операции по свержению Муаммара Каддафи в Ливии и введение полицейских сил в Бахрейн для подавления вспыхнувших там во время «арабской весны» беспорядков.

Но удивительное дело, миру больше запомнилось не это, а организованная Халифой бин Зейдом международная кампания по борьбе с эпидемией полиомиелита, разразившейся в Пакистане.

А потом случился 2014 год, когда правитель ОАЭ перенес инсульт. После чего его участие в жизни страны стало чисто номинальным. Он еще выдвигал культурные инициативы, и они претворялись в жизнь, он еще посещал футбол – но повседневное управление все больше переходило в руки его сводного брата, шейха Мухаммеда бин Зейда, который вчера официально был избран президентом Объединенных Арабских Эмиратов. Но это уже совсем другая история…

А пока в самих Эмиратах траур и приспущены флаги. Так же, как в Бахрейне, Ливане, Омане, Мавритании, Иордании, Катаре, Кувейте, Пакистане и Индии. Огромное количество людей в мире скорбит по ушедшему шейху Халифе бин Зейду. И это самая высокая оценка деятельности «нехаризматичного реформатора».





Source link

Leave a Reply

Your email address will not be published.